Елена Окунева (FransFactory): "Первые два года я шила дома, почти не отрываясь от машинки"

Коммерческий директор "Аврора Молл" о будущем ритейла в России - https://volga.news/
Елена Окунева (FransFactory): "Первые два года я шила дома, почти не отрываясь от машинки" - https://volga.news/
Авторы бренда "Волга Мама": "Помимо ZARA и H&M, есть отечественные качественные марки" - https://volga.news/
Фото: st.volga.news

Елена Окунева основательница бренда "FransFactory", специализирующегося на создании комфортной одежды из экоматериалов. Из своих 26 лет - шесть она посвятила реализации своей мечты. В интервью в рамках проекта "Точки Роста" она рассказала о своей команде, о росте бизнеса на фоне пандемии и проблемах, с которыми столкнулась на фоне новой экономической реальности.

Фото: фото предоставлено спикером

- Расскажите немного о  себе и  о  вашем бренде.

- Основное образование у  меня экономическое, потом прошла швейные курсы, но  по  сути я  самоучка. Шесть лет назад началась история моего личного бренда. Изначально, я  создавала этот бренд полностью одна. Позже ко  мне присоединился мой молодой человек, Денис Маравин, и последние года три мы  строим его вместе.

- А  как родилась идея заняться пошивом одежды?

Е.А.: Я  работала администратором в  детском клубе, было очень много свободного времени и  энтузиазма. Решила начать шить. Дома была лишь старенькая тяжелая машинка, которую поднять можно только в  четыре руки.

Шила для себя платья с  воланами, которые были тогда модные, причем из  ткани, оставшейся от  бабушки. Сначала одно, потом другое, начали интересоваться знакомые и  подружки, спрашивали, где можно такое найти.

О  бренде я  начала думать после создания футболок. Тогда у  меня уже появилась машинка для оверлока. На  семейном собрании решали, можно  ли мне ее  купить и  решили купить, я  пошла на  курсы. Для меня тогда это было очень дорого, курсы стояли 40 тысяч рублей, а  зарплата у  меня была всего 12. Я четыре месяца училась на  курсах. Потом сразу начала шить.

Первоначально бренд строился на  принтованных вещах. Я  сшила для себя футболку с  мопсами, выложила ее  на  личной страничке. Начался "бум". Заказов было очень много, я  не  ожидала такого. Не  вкладывала в  маркетинг и  рекламу, просто разместила у  себя на  страничке.

- Сарафанное радио?

- Да, писали друзья, знакомые и  их  знакомые.  Я  целыми днями шила эти футболки. Все заказы были расписаны по  дням. Кто-то приходил ко  мне домой на  примерку, кому-то доставляли сами, бесплатно. Некоторые до  сих пор носят эти футболки, которые покупали шесть лет назад.

Конечно, тогда я  считала, что шила очень качественно, но, если посмотреть спустя время, сейчас мы  шьем совершенно на  другом уровне.

Первые два года я  шила дома, почти не  отрываясь от  машинки. Рабочий день у  меня заканчивался, когда ложились спать родители. А  утром я  ехала закупать ткань, понемногу, по  полметра. Садилась на  трамвай, возвращалась домой, кроила, шила и  так каждый день.

Спустя два-три года у  меня появилась первая помощница. Я  кроила, она собирала изделия. А  пока она шила я  была на  примерках. Стали чуть-чуть расти.  

Первое помещение было страшное. Мы  сняли его с  подружками, организовали там студию: кто-то делал макияж, кто-то ресницы, ногти, а  я  шила. Нам было по  20 лет и  аренда 8 тысяч рублей казалась нам очень дорогой…  Не  представляли, что мы  будем делать, если прогорим. Для меня это были самые страшные времена. Своими руками делали зеркало с  лампочками, до  сих пор у  нас стоит, кочует с  нами.

- Как талисман.

- Да, да. Наш талисман. Такого размера нигде не  было, отчим подруги сделал его по  нашей просьбе. Мы  долго не  могли найти подходящий размер зеркала.

- Как вы  отделились от подруг?

- Мы  меняли помещения, по  мере того как росли, кто-то отсеивался. И  в  итоге мы  остались с  девочками со  студией маникюра. Делили одно помещение в  40 квадратов пополам. Все наши 20 метров были забиты одеждой, у  нас не  было возможности создавать новые продукты, не  хватало места. 

Авторы бренда "Волга Мама": "Помимо ZARA и H&M, есть отечественные качественные марки" Руководители популярного самарского бренда одежды "Волга Мама" Андрей Комзов и Василий Румянцев, чья штаб-квартира находится в Сызрани, в рамках проекта "Точки Роста" рассказали Волга Ньюс, как они представляют будущее своего бизнеса в современных экономических реалиях, легко ли вести дела из небольшого провинциального города и какая поддержка от государства нужна малому предпринимательству, завязанному на легкую промышленность.

Во  время локдауна в  2020 году мы  сильно расширились, вышли на  Россию и осознали, что не  умещаемся.

В  один из  дней мы  ехали мимо помещения на  Галактионовской, увидели объявление об  аренде. Владельцами оказались мужчина и  женщина в  возрасте. Нам с  Денисом по  22-24 года было на  тот момент, конечно они засомневались в  нашей платежеспособности, к  тому  же тут хотели открыть кофейню.

Арендодатели поехали с  нами в  старый магазин, посмотреть, как обстоят у  нас дела. Помещение находилось на восьмом этаже, постоянно не  работал лифт и  не  было парковки, а  в  этот день было еще и  очень жарко. Мы  поднялись, и  наша комнатка была полна покупателей, в  итоге они согласились, и  мы  переехали в  новое помещение площадью 120 квадратных метров.

В  то  время нам казалось, что мы  вкладываем очень много денег в  это помещение. Мы  сносили стены, сделали ремонт, примерочную, закупили оборудование. Арендовали это помещение в  июне и  всё лето мы  занимались ремонтом, было очень страшно открываться, потому что в  сентябре обещали вторую волну. Но  в  итоге мы  ни  разу не  пожалели, что переехали сюда, это помогло открыть для нас новую аудиторию.

- Как вы  работали в  период пандемии?

- Кажется, что это было не  так давно, но  для нас 2020-й год стал переломным моментом. Мы  еще были в  старом помещении и  не  знали, что делать, потому что запретили выходить на  улицу. Мы  с  Денисом остались вдвоем, от  нас ушла управляющая. Все вещи мы  перевезли в  однокомнатную квартиру к  продавцу (сейчас она у  нас управляющая) и  оттуда сделали доставку. В  цех выходила только одна швея на  всё производство.

Для покупателей сделали бесплатную доставку по  России и  городу.

Перед пандемией мы  отказались от  пошива на  заказ, но  пришлось вернуться к  этому, по  просьбе клиента мы  могли сделать короче рукав или внести еще какие-то изменения.

В  пандемию мы  очень сильно расширились на  Россию, клиентов привлекала бесплатная доставка по  стране. В  Ханта-Мансийск мы  отправляли по шесть-семь заказов в  неделю, Почтой России. Вместе с  этим увеличилось количество заказов по  Самаре.

- Вы  сказали, что раньше о  вас узнавали через знакомых, а  сейчас?

- Мы  и  сейчас больше на  сарафанном радио, это наша база. Какое-то время мы  очень мало уделяли внимания рекламе и  маркетингу, потому что спрос сильно превышал предложения. Пять с  половиной лет мы  ничего не  успевали, особенно когда я  начинала одна. Лист ожидания на  одну футболку был 30 дней, хотя в  день я  шила несколько, но  этого было мало.   

- Вы все производите сами?

- Да. У  нас есть штатные закройщики, портные, люди занимающиеся влажно-тепловой обработкой, есть девушка, которая шьет только шнурки на  все наши изделия. Я  не  могу доверить изготовление одежды сторонним производствам.

Дважды мы  отдавали пошив коллекций самарским фабрикам, но  качество сильно отличается. Наше производство отвечает за  каждый шов­чик и  в  случае брака всегда можно найти человека, который это допустил и  переделать вещь.

Массовое производство, конечно, обходится дешевле, но  со  сторонним производителем найти ответственного и  тем более исправить, почти невозможно.

Единственное, что производим не  мы  — это вязанные шапки и  кепки. В  прошлом году мы  освоили пошив верхней одежды и  осенью запустили коллекцию пуховиков, весной к  ним добавили еще и  жилетки.

Пуховики наша гордость, -35 они спокойно выдерживают. Летом планируем заняться разработкой других моделей, чтобы разнообразить выбор.

Рассматриваем вариант закупки оборудования для пошива нижнего белья и  запуска в  продажу.

- Сколько человек сейчас работает у  вас?

- У  нас 24-25 человек работает  — девять человек в  магазине и  еще 15-16 на  производстве. Конечно это обходится недешево, но  зато мы  спокойны за  качество и  обслуживание. Посылки мы  отправляем в  день заказа, очень много заказов в  Москву и  на  север, некоторые специально приезжают из  других городов  — были покупатели из  Казани, Уфы, часто приезжают из  Тольятти.

- Сейчас кто-нибудь помогает вам разрабатывать дизайн или вы  занимаетесь этим в  одиночку?

- Дизайн полностью разрабатываю я, но  иногда мы  придумываем что-то с  коллективом вместе. Мы  создаем не  творческие проекты, не  те  над которыми будут думать куда  бы это надеть, а  практичные вещи  — коммерция, то  что будут носить и то, что точно будет пользоваться спросом.

- С  какими-то трудностями вы  столкнулись в нынешней экономической ситуации?

- Современная ситуация очень отражается на  поставках. Мы  работаем с турецкими тканями. Если раньше ткани везли через Украину и  Белоруссию в  Москву и  оттуда по  городам развозили, то  сейчас поменялась логистика - ткани везут через Польшу. Уже месяц мы  ждем большую поставку ткани молочного цвета, она застряла на  границе с  Польшей и  неизвестно доедет или  нет. Сейчас это одна из  самых больших трудностей.

- Стало сложнее работать?

- Мы  очень медленные ребята, поэтому за  6 лет у  нас только один магазинчик в  Самаре. Возможно, если  бы мы  были не  такие перфекционисты мы  были  бы крупнее. Каждый шаг тщательно взвешен, продуман, поэтому у  нас нет как таковых сложностей.

Коммерческий директор "Аврора Молл" о будущем ритейла в России Валентина Шириня, коммерческий директор самарского ТРК "Аврора Молл", в рамках проекта "Точки Роста" рассказала в интервью Волга Ньюс о том, чем грозит текущая экономическая ситуация крупным торговым объектам, как происходит "уход" брендов из России, кто их может заменить и придется ли нам снова мерить джинсы на картонке.

Лично для меня был очень тяжелый прошлый  год. Я  много раз переболела ковидом, была очень сильная тревожность за  каждый момент. Каждая маленькая неудача, бракованная ткань или еще что-то, меня выбивала из  колеи. Но  каких-то сильных трудностей не  было, наш медленный рост всё сглаживает.

Весь прошлый год мы  налаживали внутренние процессы, много работали с  командой, меняли поставщиков ткани, доводили до  идеала. Я  всегда очень переживаю за  ткань.

- Почему переживаете?

- Мы  работаем с  хлопком  — это самый деликатный материал. Было  бы намного проще, если  бы мы  не  придерживались натуральности и  качества и  шили  бы из  какого-нибудь полиэстера. Сейчас на  рынке в  Турции не  хватает хлопка, из-за этого сильно повышают цены на  сырье и  падает качество полотен, недостатки которого обнаруживаются не  сразу.

Допустим, приехало двадцать рулонов ткани, вскрываем первые два  — они хорошие, а  на  пятнадцатом можем обнаружить брак  — ткань может кататься, линять, быстро выстирываться, вытягиваться, может поменять цвет. Натуральные ткани имеют большое количество подводных камней и  нужно быть готовым ко  всему.

Бывает, что на  производстве собирают хлопковую пыль и  из  нее прядут полотно, добавляя полиэстер и  заливая ткань силиконом  — ткань выглядит очень красиво, но  через две стирки превращается в  тряпку.

Предугадать качество партии невозможно, как и  вернуть брак. Но  мы  нашли выход, стали отдавать бракованные ткани в  самарские приюты для животных, там из  них делают подстилки.

Конечно, мы  все ткани тестируем перед пошивом, но  все равно бывает очень сложно.

- Сколько занимает период тестирования ткани?

- Что-то может сразу не  пройти проверку, а  что-то мы  тестируем несколько месяцев. Трикотаж мы  отстирываем пять-шесть раз, смотрим как ведет себя цвет, изнанка. Если все хорошо шьем изделие, чтобы посмотреть, как будет пиллинговаться  — будут  ли катышки, будет  ли вытягиваться, садится - не  садится ткань и  при каких условиях. Всё зависит от  ткани, хлопок тестируется дольше.

- Я  правильно понимаю, что у  вас поставщики есть в  России и  в  Турции?

- В  России представлены турецкие производители, считается, что мы  напрямую с  Турцией работаем. У  всех турецких производств есть свои представители в  Москве, Иваново, Екатеринбурге, но  в  Самаре их  нет.

Обычно мы  знакомимся с  ними на  выставках или онлайн, но  уже доросли до  того, что нам сами пишут и  предлагают сотрудничество. Но  в  России, к  сожалению, нет производств ткани.

- Можно сказать, что это еще одна проблема?

- Да, если  бы сейчас в  России были свои производители ткани, мы  бы могли расплачиваться в  рублях и  не  переживать, что курс доллара скакнет. У  нас очень низкие цены по  рынку и  в  какой-то момент себестоимость продукции выросла на  300%. Но  мы  долго держали цены, продержались полтора месяца после начала спецоперации, но  в  какой-то момент были вынуждены немного поднять ценник.

Сейчас курс немного стабилизировался, но  все равно выходит дорого. С российскими производствами было  бы намного легче, и  логистика обходилась  бы дешевле.

- Государство вам как-то помогает?

- Наверное, государство не  подозревает, но  оно очень помогло отменой системы ЕНВД. Мы  очень сильно переживали, что не  попадаем под патентную систему. Патентная система  — это когда ты  платишь какую-то фиксированную сумму, но  раньше это действовало только на  площади до  100 квадратных метров. Мы  попадали под огромные налоги, но  в  прошлом году расшили допустимую площадь, и  мы  попали под патентную систему.

Другими программами мы  не  пользовались, не  было необходимости.

Еще банки снизили комиссии по  эквайрингу, сейчас у  нас 1%, а  раньше было 2,79%  — это достаточно много.

- Как вы  считаете, увеличится  ли у  вас количество клиентов в  связи с  закрытием зарубежных брендов?

- Нет, не  думаю. У  нас немного другой ценовой сегмент. К  нам приходят люди, которые любят качество вещей и  в  массмаркете покупают только джинсы. К  тому  же ожидается кризис, и  покупательская способность снизится, но  пока мы  не  почувствовали, чтобы это отразилось на  нас.

- Какие у  вас планы на  будущее?

- В  июле мы  планируем закрываться - полностью переделывать пространство. Делать всё основательно, сносить полы, колонны.

На это время перейдем на  доставку. У  нас есть склад с  тканями, достаточно большой. Там чисто и  всё оборудовано, перевезем туда вещи и  будем работать на  доставку. Часть персонала, которая имеет машины, сделаем курьерами, мы  уже пробовали это в  сентябре, когда переходили в  режим оnline.  

- Планируете  ли вы  расширяться?

- Открывать другие точки в  Самаре мы  не  планируем. Думаем открыть филиалы в  других городах, к  примеру, в  Казани. Но  первостепенно у  нас ремонт.

Интервью опубликовано в рамках проекта "ТОЧКИ РОСТА", в центре внимания которого стоят экономические и социальные процессы в Самарской области на фоне внешнеполитической ситуации. Вместе с экспертами мы освещаем проблематику конкретных отраслей экономики. Если вы хотите поделиться опытом или мнением, обозначить проблемы перед органами власти, высказать конкретные предложения по мерам поддержки от государства — пишите на почту редакции:  [email protected]

Влада Луконина
 
По теме
Covid-19 по-прежнему остается в регионе Михаил ГОРЮНОВ Борьба с коронавирусом продолжается Фото: Светлана МАКОВЕЕВА В Самарской области 2 июля 2022 года стало известно о том, что еще 44 человека заболели коронавирусом.
С целью привлечения медицинского персонала идет активная работа с студентами медицинских ВУЗов и ССУЗов, интернет ресурсами «hh.ru», «Зарплата.ру», вакансии размещаются на сайте поликлиники,
В ситуацию пришлось вмешиваться спасателям Михаил ГОРЮНОВ Судно потеряло управляемость из-за ветра и волн В Ставропольском районе Самарской области 2 июля произошло ЧП.
Комсомольская Правда Самара
На Волге у Тольятти спасены 13 унесенных ветром на лодке людей - Волга Ньюс Тольятти В субботу, 2 июля, в 17:02 в Центр управления в кризисных ситуациях поступило сообщение о том, что на реке Волга в Автозаводском районе Тольятти ветром унесло лодку - весельный ял, на расстояние 2,5 км от берега,
Волга Ньюс Тольятти
✨День села с. Колывань - Управление культуры 24 июня 2022 года в с. Колывань весело прошло праздничное мероприятие День села "Живем рядом – творим вместе!".
Управление культуры